БГ: «Семь песен о Боге»

…ЭТО БЫЛА ПЕРВАЯ ПОЛОВИНА 90-Х ГОДОВ. Шла по Москве, по подземному переходу Пушкинской площади. Слева, у стены, обозначилась сомнительного вида личность, собравшая некоторую толпу. Играл в наперстки (такая игра-обман), приглашал попробовать — уже расползались по стране игры, вытягивающие из людей деньги. Несколько лет, как рухнул Советский Союз и наступила другая, странная жизнь. Например, я только что побывала в «Макдональдсе» и случайно стала свидетелем скандала: молодая женщина принесла бутылку черного пива, уселась за стол, пыталась открыть бутылку. К ней несколько раз подходили сотрудники ресторана и просили этого не делать — сюда не разрешается приносить посторонние напитки, тем более спиртные. В конце концов, милиция вывела ее на улицу. Выпить бутылку пива в «Макдональдсе» — задача дня? Всей жизни?

Наперстки, черное пиво какое-то… Я стала совсем редко включать телевизор, потому что никак не могла постичь: для чего рекламой того же пива перебивать, скажем, прекрасный фильм. А теперь уже телевизор почти и не смотрю — иногда только телеканал «Культура».

И ВДРУГ, ПРОХОДЯ ТОГДА МИМО МУЗЫКАЛЬНОГО КИОСКА, услышала… тихий голос Бориса Гребенщикова. Звучала не известная мне, новая песня. Остановилась, вслушиваясь в каждое слово.

    Когда в лихие года
 	Пахнёт народной бедой,
 	Когда в полуночный час,
 	Тихий, неброский,
 	Из лесу выходит старик,
 	А глядишь — он совсем не старик,
 	А, напротив, — совсем молодой
	Красавец-Дубровский.

	Проснись, моя Кострома,
	Не спи, Саратов и Тверь;
	Не век же нам мыкать беду
	И плакать о хлебе.
	Дубровский берет ероплан, 
 	Дубровский взлетает наверх
	И летает над грешной землёй,
	И пишет на небе:

 	Не плачь, Маша, я здесь,
 	Не плачь, — солнце взойдёт,
	Не прячь от Бога глаза,
	А то как Он найдёт нас?
	Небесный град Иерусалим
	Горит сквозь холод и лёд,
	И вот Он стоит вокруг нас
	И ждёт нас, и ждёт нас.

	Он бросил свой меч и свой щит,
	Швырнул в канаву наган;
	Он понял, что некому мстить —
	И радостно дышит,
	В тяжёлый для родины час	
	Над нами летит его аэроплан,
	Красивый, как иконостас, —
	И пишет, и пишет:

	Не плачь, Маша, я здесь,
	Не плачь — солнце взойдёт,
	Не прячь от Бога глаза,
	А то как Он найдёт нас?
	Небесный град Иерусалим
	Горит сквозь холод и лёд,
	И вот Он стоит вокруг нас,
	И ждёт нас, и ждёт нас.

Подошла и немедленно купила кассету. «Снежный лев» она называется. И поехала на работу, в издательство «Молодая гвардия». И всё у меня в тот день получалось. Не только свою большую статью закончила, но и удачно отредактировала-переписала материал начинающей сотрудницы. Придумали с главным редактором интереснейшую новую рубрику. Да, а редакция нашего журнала «Школьный вестник» на Новодмитровской, 5А тогда располагалась как раз под конференц-залом, что на 20-м этаже. Мне приятно было узнать, что осенью 1979-го года именно в этом зале группа «Аквариум» дала свой первый столичный концерт.

...ТО, ЧТО ПОЕТ ГРЕБЕНЩИКОВ, ведь очень беззащитно. Его тексты не рассчитаны на натиск, напор, там всё — на кончиках пальцев.

Они спасительны, эти песни. Я поняла сразу же, как начала слушать «Аквариум». И вот меня поддержал «Дубровский». Что это? Песня о Боге? По мелодии, поэзии, по тому, как Гребенщиков поет это, будто бережно прикасаясь губами к каждому слову, — та самая деликатная, тихая твердость, которая и есть непременное условие интеллигентности. И веры. «Дубровского» на концертах поет весь зал — с зажженными свечами, взявшись за руки. Это братство сейчас, когда нам настойчиво твердят, что всё продается и всё покупается, бесценно. В одном газетном интервью БГ сказал: «Если человек становится другим от того, какой заголовок сегодня в газете...»

…СЛАВА БОГУ, Я ВЫЖИЛА, ВЫСТОЯЛА в нынешнем искривленном пространстве, иначе оставила бы свою профессию журналиста, и не было бы в нашем «Политехнике» моей рубрики «Православная страница». Робко начала молиться. А когда приехала вновь в Липецк, город своего детства, познакомилась с отцом Сергием Косых, который тогда только построил около Технического университета маленький храм святой мученицы Татианы. И, как ни трудно с деньгами, собрал нужную сумму на рытье котлована большого храма, который, Вы видите же, строится, растет — будет большой храм преподобного Сергия Радонежского, в цокольном этаже уже третий год идут службы.

ПЕРВОЕ ВСЕСОЮЗНОЕ ВЫСТУПЛЕНИЕ ГРУППЫ «АКВАРИУМ» состоялось в 1986-м году — по первому каналу показали передачу Ленинградского телевидения «Музыкальный ринг». Борис Гребенщиков (БГ) и его команда пели «Десять стрел», и с первых слов зал взрывался восторженным стоном и аплодисментами. В перерыве к микрофону подошел человек из числа зрителей и сказал, примерно, так: «Аквариум» говорит не сюжетами, не привычными образами, он говорит, на первый взгляд, очень странные вещи, которые мне поначалу совсем были непонятны... Передача эта есть теперь в Интернете.

…И ВДРУГ Я УСЛЫШАЛА НА ТЕЛЕКАНАЛЕ «КУЛЬТУРА», что Московский Синодальный хор в сопровождении симфонического оркестра исполнил «Семь песен о Боге» Бориса Гребенщикова. Точнее, песни БГ в такой формат перевел композитор Андрей Микита. На это его подвиг регент хора Алексей Пузаков, который вот как сказал позже:

— Мы не собирались ставить знак равенства между творчеством Бориса Гребенщикова и православным вероучением, но старались раскрыть путь, которым может идти современный человек навстречу Христу, иногда пробиваясь через дебри своей падшей природы, но неизменно с открытым сердцем и чуткою совестью.

А премьера оратории «Семь песен» состоялась в Большом зале Московской консерватории, каждый может это не только услышать, но и увидеть: http://www.pravmir.ru/sem-pesen-o-boge-boris-grebenshhikov-i-sinodalnyj-xor/ И прочитать тексты.

Чуть позже телеканал показал запись этого необычайного концерта. Перечислю названия песен, вошедших в ораторию: «Господу видней», «Обещанный День», «Серебро Господа моего», «Еще один раз», «Сокол», «Дубровский» (да-да, тот самый, который так промыслительно помог мне в тот смутный день начала 90-х), «День радости».

Вспоминаю только одну строчку Гребенщикова: «С той стороны зеркального стекла...» Так может быть, стекло (а аквариум-то тоже из стекла!) помогает нам лучше почувствовать то, что находится за ним. Cовсем не обязательно трогать руками.

МЫ С ОТЦОМ СЕРГИЕМ ВКЛЮЧИЛИ КОМПЬЮТЕР И СЛУШАЛИ «Семь песен о Боге». Отец Сергий молчал, потом улыбнулся:

— И к Господу ведь руками не притронешься.

…Посреди каждодневной сутолоки придите в храм. В Интернете послушайте «Семь песен о Боге». День будет прожит не зря, правда-правда!

Храни Вас Господь!



Борис Гребенщиков

Татьяна Артемьева,
прихожанка храма
преподобного
Сергия Радонежского.

Газета «Политехник» Липецкого государственного технического университета. — 2014. — № 7. — С. 14-15.