Отец Сергий Косых: «Нас отстреливают бутылочными пробками…»

И вновь мы беседуем с протоиереем Сергием Косых, настоятелем Липецкого храма преподобного Сергия Радонежского, руководителем медицинского отдела Липецкой и Елецкой епархии, кандидатом технических наук. На этот раз — об алкоголизме. Именно в нынешнем году появились Постановления правительства, ограничивающие доступ к алкоголю.

— Такие меры необходимы, как необходим больному постельный режим, если организм уже не справляется с болезнью. А тут не справляется все наше общество. Так же, как на опасных участках дороги устанавливаются специальные заграждения, так и в стране должны быть поставлены решительные преграды алкоголю.

Потребление алкоголя в России сейчас — 16 литров в год на человека, включая младенцев. А известно, что уже при 8-ми литрах происходит вырождение нации. Эта удручающая статистика не может не волновать здоровую часть общества.

Вы знаете, что в июле я был на Втором Общецерковном съезде по социальному служению. Вот какие факты узнал: водка была завезена в Россию в 1428-м году, и ее сразу запретили. Первое питейное заведение, так называемый, царев кабак, было устроено в Москве, при Иване Грозном, в 1565-м году, и являлось единственным в России. Работал кабак очень ограниченное время. При Петре I пьяниц «награждали» увесистым чугунным кругом на цепи, снять его было невозможно. А вот самый разгул пьянства пришелся в нашей стране на 1992-й год.

Конечно, ищущий грязи ее найдет, однако, в любом случае ограничения все-таки помогут пьющим остановиться или хотя бы притормозить.

Читая Священное Писание, мы встречаем слова: «вино… веселит сердце человека» (Пс 103:15). Но если человек находит веселье только в вине, то это уже пьянство, катастрофа. Апостол Павел в Послании к Ефесянам писал: «И не упивайтесь вином, от которого бывает распутство; но исполняйтесь Духом…» (Еф 5:18). А каков плод духа? Апостол Павел пишет об этом в своем послании к Галатам: «…любовь, радость, мир, долготерпение, благость, милосердие, вера, кротость, воздержание» (Гал 5:22—23). Если мы ищем радости жизни, то они — не в алкоголе.

Желая уврачевать, мы вынуждены касаться больного места и сознательно терпим боль, надеясь на выздоровление. Так и протест владельцев киосков, в которых прежде можно было купить водку и пиво в любое время и в любом количестве, — это наше больное место. Раньше, в советское время, пиво было гораздо менее доступно, но его готовили на основе хмеля и ячменя, а сейчас пива много, но это искусственный напиток, крайне вредный. Страшная вещь — пивной алкоголизм. Все киоски, чьи хозяева устроили летом постыдный протест перед зданием областной администрации, жили, в основном, за счет пива, водки и сигарет, и это надо понять. Нельзя торговать спиртным на горе другим. В больном обществе выпивка не может быть в шаговой доступности. И всем нам надо теперь просить Божией помощи — и тем, кто потребляет, и тем, кто торгует. Предприниматель ведь получает деньги, из-за которых люди погибают.

Меры могут быть и суровее, и жестче, но я понимаю, что не сразу. А ведь это очень страшно: такое потребление алкоголя, как у нас сейчас, — война. Нас отстреливают бутылочными пробками…

— Отец Сергий, читателям «Политехника» знакомо имя Януша Корчака, польского писателя, врача и педагога…

— Да, он погиб вместе с воспитанниками Варшавского дома сирот в концлагере Треблинка. 1942-й год… Вы отметили эту скорбную дату своей статьей.

— А вот знаете, я нашла у Корчака такие строки, каких не встречала более нигде, — это из его книги «Педагогика для детей и для взрослых». Вот они:

«Даю теперь важное правило жизни:

"Милый мой, хороший мальчик, не пей водку, не пей эту отраву проклятую".

Говорят, водку выдумал сатана. Пожалуй, это так.

На водку не только уходят деньги, часто последние; водка лишает сил, здоровья, рассудка, убивает волю и чувство чести, отравляет детей, вышвыривает тебя с работы, растлевает душу.

Когда живешь долго, видишь много страшных несчастий, отворачиваешься, чтобы не глядеть, сердце щемит — так и бежал бы без оглядки и ни о чем не думал.

Я видел три войны. Видел покалеченных, которым руку, ногу оторвало, живот разворотило, так что кишки наружу; ранения лица, головы; раненых солдат, взрослых, детей.

Но говорю вам: самое худшее, что можно увидеть, это когда пьяница бьет беззащитного ребенка или когда ребенок ведет пьяного отца и просит:

— Папочка, папочка, пошли домой.

Водка тихо ползет, как змея: начинается с рюмочки, а потом больше и больше. А иной паренек и не с водки начинает, а с папирос.

(...)

Ребенку стыдно за пьяного отца, словно бедняжка виноват в чем, стыдно, что ходит голодный, что дома нищета. Я не знаю, почему это так, не могу понять».

— Да, очень сильные слова. Они равно обращены ко взрослому, и к ребенку. А у нас, в Липецкой области, работает региональное отделение Общероссийского Союза Борьбы за Народную Трезвость. Вы это знаете — весной они провели свою первую конференцию, я в ней участвовал.

— И тогда же мы познакомились с Дмитрием Афанасьевым, руководителем регионального отделения, поместили их материалы на нашем сайте.

— Они проводят так называемые трезвые пробежки, собираясь по выходным в Верхнем парке, в 10.30, привлекают людей к занятиям спортом. Тот, кто хочет присоединиться, пусть звонит Дмитрию: 8-950-807-10-06. Я пригласил его в наш храм, и теперь у нас будет спортивная площадка. Мечтаем зимой залить каток.

— Будем надеяться, что наша общая работа, наше сотрудничество помогут в борьбе с пьяным злом.

— Во славу Божию!

Татьяна Артемьева,
прихожанка храма
преподобного
Сергия Радонежского.


Рисунок Евгении Двоскиной.

Газета «Политехник» Липецкого государственного технического университета. — 2012. — № 13. — С. 11.